Передача капитала следующим поколениям: как это сделать в России?

Сохраняем деньги

Передача капитала следующим поколениям: как это сделать в России?

Традиции преемственности и наследования семейного состояния – явление, которое в России еще только зарождается. Состоятельные люди, задавшись этим вопросом, сталкиваются с отсутствием примеров – ни с другом не посоветоваться, ни у родителей не спросить. Проблема усугубляется особенностями российского законодательства, возможностями, которые дают другие юрисдикции, и множеством нюансов, которые нужно учитывать, чтобы успешно передать семейный капитал детям. Каждый сегодня в этом вопросе первопроходец.

Время первых

Состоятельные россияне – в основном предприниматели в первом поколении. Им в среднем 55 лет, они полны сил, преумножают капитал и далеки от того, чтобы «отпустить» свое дело.

Хотя общие правила и характеристики здесь не очень уместны. Есть те, кто уже готов продать бизнес и жить на накопленные средства или рентный доход. Есть те, кто сознательно воспитывает преемников. Есть и те, кто ни при каких условиях пока не готов отойти от дел и самостоятельно управляет бизнес-процессами. Семейный капитал у каждого разнороден и уникален. Именно наличие разных условий и характеристик и делает эту тему такой сложной.

Задуматься о передаче активов, во всяком случае, задать себе вопрос «что будет, если…?», нужно буквально с появления первой квартиры, банковского вклада, ценных бумаг или на старте своего бизнеса, считают эксперты. Ответ на этот вопрос уже формирует понимание, что и как следует делать, за чем следить, где пробелы.


Если стоимость бизнеса и объем накоплений перешагнули за $5 млн, то пора уже всерьез задуматься о том, как правильно структурировать и передать накопленное детям и внукам с минимальными рисками. С этого момента работа по структурированию семейного состояния должна проводиться обязательно, говорит глава направления по структурированию активов «АТОН» Валерий Заикин. По его опыту, при капитале в $100 млн и в отсутствии плана, реализованного и закрепленного в структуру владения и управления, сделать это грамотно будет уже крайне сложно.

Зачем это делать?

Статистически подтвердить, что у состоятельных россиян может возникнуть много проблем с передачей состояния, нельзя, поскольку для этого нет релевантных данных и источников их формирования. Так, в российских судах отсутствует публичная градация наследственных дел в зависимости от стоимости наследуемого имущества, в отличие, например, от немецких, где выделяются в том числе споры из-за активов свыше 100 тыс. евро (25% наследственных дел).

Передача капитала следующим поколениям: как это сделать в России?

Делать выводы исходя из практики других стран некорректно. Та же Германия, хотя и страна со схожей системой права, но совсем с другим менталитетом. Если немцы ежегодно наследует в среднем 300 млрд евро (треть этой суммы концентрируют в своих руках 1,5% наследников), то в нашей стране подобную статистику не из чего собрать.

О планах передачи своей собственности уже публично заявили несколько российских капиталистов. Планы разные. Совладелец «Северстали» Алексей Мордашов (оценка состояния журналом Forbes – $20,5 млрд) в начале марта этого года сообщил в интервью Bloomberg, что помогает своим старшим детям (всего их шестеро от трех браков) подготовиться к такой ответственности. Еще один миллиардер, совладелец «Альфа-Групп» Михаил Фридман сделал заявление иного характера: он объявил о намерении передать весь капитал (оценка Forbes – $15 млрд) на благотворительность. Его 19-летний сын Александр недавно рассказывал Bloomberg, что живет только на свои деньги, снимая за $500 «двушку» на окраине Москвы. Президент и крупнейший акционер «Лукойла» Вагит Алекперов в интервью «Ведомостям» в 2018 году говорил, что не намерен делить своей пакет акций и передаст его в управление независимому совету. Наследники смогут владеть им только через семь лет после смерти наследодателя, а до тех пор будут получать доходы с ограничениями.

О намерениях других бизнесменов – информации мало. Хотя, конечно, есть те, кто просто не готов афишировать эту тему из-за личного характера. Так, экс-председатель совета директоров «Аэрофлота», управляющий партнер инвестфонда Altera Capital Кирилл Андросов на вопрос, структурируете ли вы свои активы с целью передачи их в наследство, ответил «да, конечно», но подробности раскрывать не стал.

Читайте также:  Мир уходит от наличных. Как на этом заработать?

Почему возможны конфликты

«Суть в том, что имущество в силу закона делится между наследниками без учета личных особенностей каждого, – уточняет вице-президент Московской городской нотариальной палаты Илья Радченко. – Факт, что общей собственностью могут эффективно управлять и распоряжаться только лица, способные сотрудничать и учитывать интересы друг друга, в расчет не берется». К слову, исходя из судебной статистики России и Германии, завещание в нашей стране составляют только 8% наследодателей (в Германии – 75%).

Передача капитала следующим поколениям: как это сделать в России?

Россиянам свойственно суеверное отношение к смерти, из-за чего они порой безразличны к теме наследования, сетует Радченко. «Боятся сглазить, подумав о плохом, – согласен Заикин, – верят только в хорошее, потому что «мысль материальна». Очень важно, что российские бизнесмены слишком погружены в свое дело и, как следствие, не отделяют его от своей личности, акцентирует психиатр-психотерапевт и юрист Михаил Клюшин. «Им нужны колоссальные, в первую очередь, моральные усилия, чтобы подпустить к своим предприятиям других людей, и даже при юридическом отчуждении доли в бизнесе пытаются контролировать все процессы», – разъяснил он.

«Стандартные конфликты: родители мужа против его жены, дети от первого брака против нового супруга и тому подобное. Часто между ними есть недоверие, – говорит Радченко. – Недоверие рождает конфликт, конфликт приводит к потерям, особенно если наследственные активы требуют управления и контроля». Среди тех, кто начинает совместный бизнес и тем самым создает общее имущество добровольно, конфликты возникают реже, отметил нотариус. Он пояснил, что при наследовании общая собственность возникает помимо воли наследников, и они не всегда могут договориться между собой даже о ее разделе, не говоря уже о совместном управлении, а это, разумеется, идет во вред бизнесу.

Особенно важно, чтобы наследодатель принял меры по защите своих активов от риска обесценивания и по сохранению бизнеса в период «междуцарствия», когда прежний собственник умер, а наследники еще не вступили во владение или не готовы к управлению новым имуществом. Например, по оценке адвоката Олега Шустова, при разделении предприятий с долями в уставном капитале, если нет завещания, наследники судятся почти всегда. Вариантом обеспечения надежности бизнеса после смерти владельца является выбор душеприказчика, то есть лица, наделяемого правами доверительного управляющего, учредив доверительное управление по заявлению наследников. По мнению Радченко, однако школа доверительного управления в России пока посредственная, и на практике у собственников велик риск финансовых потерь.

Судятся же активно. В наши суды из-за наследства обращается 1% россиян, что в разы больше, чем немцев (0,1% населения страны). По статистике, в общем составе гражданских дел российских судов наследственные дела занимают 7%, немецких – 2%, а по факту – гораздо меньше. В России суды преимущественно занимаются конфликтами из-за наследства, а в Германии выделены специализированные наследственные суды, которые не только разрешают споры, но и выполняют функции, которые в России частично возложены на нотариусов, а частично вообще не урегулированы (процедура вступления в наследство, оглашение завещания и другое). Отсюда ясно, что конфликтов из-за наследства «на душу населения» там совсем мало, и сор из избы в юридическую плоскость немцам не позволяет выносить сама система.

Ключевое, что в России такие споры слабо разрешимы в рамках действующего законодательства, подчеркнул Радченко, и большие состояния, включая в первую очередь бизнес, при отсутствии надлежащей судебной практики могут просто развалиться.

Передача капитала следующим поколениям: как это сделать в России?

Фокус внимания

Особое внимание российским капиталистам следует обратить на преемственность.

Это не всегда то же, что и наследование, хотя и тесно связанное, а порой и неотделимое от него понятие. В обоих случаях передача активов осуществляется путем перехода права собственности, при этом преемственность в отличие от наследования возможно, а порой даже желательно осуществить при жизни того, кто передает бизнес. По мнению Андросова, в семье необходимо культивировать и развивать у детей с малолетства три капитала: помимо финансового, еще интеллектуальный и духовный.

Читайте также:  Евро – лидер роста, но для рубля важнее доллар по 74

Почему внимание к преемственности так важно? Во-первых, потому что собственный бизнес составляет 60%, то есть большую часть портфеля российского миллионера (40% приходится на недвижимость и ликвидные активы, содержалось в совместном исследовании Julius Baer Group и Центра управления благосостоянием и филантропии Сколково). Во-вторых, она наиболее сложна в исполнении из-за недоработок в законодательстве и из-за отсутствия практики. В-третьих, важную роль в этом процессе играют личные взаимоотношения в семье, которые чаще всего лишены объективности и цинизма.

Передача капитала следующим поколениям: как это сделать в России?

Здесь также мало у кого из наших предпринимателей есть опыт. Одним из тех, кто об этом публично заявил, стал опять же Мордашов. Год назад он объявил о преемниках в своем бизнесе, а именно – о передаче контроля над золотодобывающей компанией Nordgold и пакета в туроператоре Tui сыновьям Кириллу и Никите. Правда, как он сказал в том же интервью Bloomberg, сыновья еще учатся и возможно начнут карьеру в чужих компаниях. По словам Мордашова, им это поможет «испытать реальную жизнь», а компании – избежать риска непотизма. «В моих компаниях работают больше 140 тыс. человек, и я отвечаю за них. Мне надо думать о том, как сделать так, чтобы система оставалась стабильной после того, как она перейдет по наследству», – разъяснил Мордашов. 

Что у нас новенького

Радченко напомнил, что в российском наследственном праве есть не только завещание, но и появились новые инструменты, которые удобны состоятельным людям для наследственного планирования и структурирования в его рамках своих активов.

Наибольший интерес представляет наследственный фонд, который сам по себе является «наследником». Мордашов, например, именно его намерен использовать для передачи в наследство капитала. О схожей схеме передачи состояния в наследство в 2018 году еще до введения такой нормы в законодательство рассказывал Вагит Алекперов в интервью.

«На сегодня это единственный механизм, который позволяет сохранить наследственное имущество как единое целое, распорядиться им по усмотрению завещателя и сохранить права наследников, ограничив их возможности растранжирить наследство», – считает Радченко.

Передача капитала следующим поколениям: как это сделать в России?

Он предупредил, что доходы бенефициаров такого фонда, в отличие от обычного наследования, облагаются налогом. «Этот механизм позволит обеспечить управление бизнесом любого масштаба с сохранением единого руководства, невзирая на любые возможные конфликты между наследниками», – отметил нотариус, указав и на недостатки такого фонда. Радченко выразил недовольство порядком его создания, оценив его как сложный и ненадежный, а также тем, что его правовое оформление возможно только после смерти завещателя.

Что касается других новшеств, то Радченко рекомендует использовать их с осторожностью. Он видит риски в так называемом «совместном завещании», каковое могут составить лица, состоящие в зарегистрированном браке по поводу того, как после смерти каждого из них будет происходить наследование их имущества. «По закону один супруг после смерти другого может изменить такой документ, – говорит Радченко. – Какой в нем смысл, если нет гарантий исполнения совместного решения».

Есть также неясности с «наследственным договором». Он заключается с одной стороны наследодателем или супругами-завещателями, с другой – наследниками. Он полезен, например, для того, чтобы закрепить, как будет делиться прибыль от бизнеса наследодателя между родственниками и партнерами. Однако такой договор и после его подписания всеми сторонами не отменяет права наследодателя делать со своими активами что угодно, предупреждает Радченко. Есть риск, что наследодатель в одностороннем порядке его расторгнет и заключит новый с другими людьми, и вторая сторона не вправе этому помешать.

Передача капитала следующим поколениям: как это сделать в России?

Риски лейтенанта Шмидта

Есть ряд рисков, которые не очевидны, но при этом довольно распространены и относятся по сути к криминальной плоскости. По мнению экспертов, реализация таких рисков может нивелировать усилия по распределению состояния.

«Например, в разных странах стало «популярным» появление «детей лейтенанта Шмидта» – фиктивных наследников, которые если и не отсудят часть состояния, то могут с помощью манипуляций помешать своевременной передаче бизнеса, тем самым ослабив его рыночные позиции», – предупреждает Олег Шустов. Он подчеркнул, что чаще всего такие «наследники» появляются в ситуации, когда в семье всего один ребенок. «Логично, ведь такие наследодатели реже задумываются о завещании, и вопросы преемственности для них более очевидны», – сказал Шустов.

Читайте также:  Денежный застой Рака: На пути к пониманию и преодолению

Еще риск. Одним из редких оснований для признания завещания недействительным является недееспособность его составителя. Признать наследодателя недееспособным редко, но реально уже после его смерти, предупредил Шустов. «Есть технология посмертных экспертиз, когда по свидетельским показаниям, зачастую без каких-либо прижизненных обследований завещателя, врач дает заключение о негативном психическом состоянии наследодателя. Суд, опираясь на такую экспертизу, выносит решение о признании завещания недействительным», – пояснил Радченко, который также знает о таких ситуациях.

У следственных органов уже возникали подозрения, что значительное число таких экспертиз заказаны недовольными завещанием наследниками, продолжает Радченко. Тем не менее доказать обман не всегда возможно, ведь речь идет уже о судебных решениях, указал Шустов. Поэтому Михаил Клюшин со своей стороны рекомендует наследственные и другие юридические документы составлять в активном возрасте и желательно в добром здравии. Суд может признать, что наследодатель в момент составления завещания не был дееспособен, например, в силу того, что принимал сильнодействующую терапию при онкологических, неврологических, сосудистых и других сеьезных заболеваниях.

Наконец, все эксперты напоминают, что при выборе любой наследственной стратегии нужно свято помнить об обязательной доле, которая несмотря ни на что причитается несовершеннолетним детям и другим иждивенцам и которая не может быть ограничена никакими документами.

Что делать? Структурировать

Людям свойственно желание держать все под контролем. Одним из способов максимально контролируемого процесса передачи семейного капитала в рамках преемственности или наследования является своевременное структурирование активов.

Заикин называет пять целей структурирования активов:

  • Конфиденциальность (не все состоятельные люди хотят, чтобы их чадо до определенного возраста знало, что потенциально обладает колоссальным состоянием).
  • Наследование (кому и что именно достанется).
  • Урегулирование отношений между супругами (брачные договоры мало распространены, а при разводе возникают проблемы).
  • Налоговое планирование (цель не основная, но всегда актуальная).
  • Защита активов от внутренних и внешних посягательств (контроль и владение переходит от одного единственного человека к определенной юридической конструкции, выгодоприобретателями которой является определенный круг лиц – члены семьи и будущие поколения).

Структурирование активов Валерий Заикин здесь сравнил с конструктором: «Его деталей может быть множество: различные по форме и юрисдикции юрлица и различные договорные (фидуциарные) отношения. Все эти элементы могут быть использованы для сведения в единую структуру владения и управления международным бизнесом, недвижимостью в различных юрисдикциях, портфелями ценных бумаг, депозитами в нескольких банках и другое».

Передача капитала следующим поколениям: как это сделать в России?

Универсальных сценариев нет, каждый случай уникален – как жизненный, так и финансовый. К примеру, есть человек – собственник огромного производства. Его дети не могут/не хотят управлять этим производством. В этом случае бизнесмену нужно либо продавать и формировать портфель активов, который обеспечит безбедное существование наследникам; либо формировать структуру, передавать управление наемным менеджерам и назначать выгодоприобретателей – задача не одного года. Любой из вариантов – это структурирование активов.

Части конструктора позволяют создать конструкцию, которая подходит для конкретной семьи. «Она удобна в управлении, учитывает интересы всех членов семьи. Важно, что она гибкая, может адаптироваться под требования законодательства страны, где живут бенефициары, учитывает появление следующих поколений и их интересы», – говорит Заикин, добавляя, что «главное, что она актуальна и жизнеспособна на многие десятилетия вперед».

Подписывайтесь на наш канал! Здесь аналитики, управляющие и трейдеры компании «АТОН» делятся своими инвестиционными идеями и мнением относительно важных новостей.

Читайте нас в удобном формате: в Telegram, Facebook, Instagram.

Передача капитала следующим поколениям: как это сделать в России?

Источник

Оцените статью
MoyCapital.com
Добавить комментарий